Психотерапия: мифы и реальность. Миф №3 «Психотерапия сделает мне хуже».

Для тех, кто испытал детскую травму, такую как эмоциональное или физическое насилие и унижение, мысль сосредоточить внимание вовне и обратиться к старым чувствам, связанным с травмой, может быть пугающей. У них обычно одна часть личности хочет получить изменения, излечиться, а другая препятствует тому, чтобы человек снова так же страдал и испытывал старые, ужасные чувства, соответственно, мысль о том, чтобы идти куда-нибудь с этим травматическим материалом и снова все вспоминать — выглядит пугающе.  

   Многие по этой причине избегают обращения к психотерапевту. К сожалению, многие считают психотерапию крайней мерой, последним пунктом после попыток справиться с собой или забыть о психотравмах другими методами, такими как алкоголь, психотропные средства и даже наркотики.

Так или иначе, каждый в жизни получает какую-то травму и не может всегда скрывать свою душевную боль. Поэтому можно с уверенностью сказать, что у большинства из нас есть свои причины обратиться к психотерапии, и, что не менее важно, страх приблизиться к болезненным воспоминаниям тоже присущ нашему менталитету.

Люди боятся показать свою слабость. Но даже если страха показаться уязвимым и слабым нет, большинство людей не знают, что делать с их душевной болью. Люди держат в себе свои чувства и боятся пострадать, когда ящик Пандоры откроется, если психотерапевт не научит их безопасно относиться к своим чувствам. Многие люди, пережившие насилие, знают об этом. Они знают, как неминуемо чувствуешь себя подавленным, когда накатывает старая боль или воспоминания. Понятно, что многие люди боятся своих чувств, и это объясняет, почему так много людей никогда не становятся благополучными.

Итак, где гарантия, что пациент не почувствует себя хуже в терапии? Ведь человек в терапии, вероятно, скорбит, плачет и испытывает чувство одиночества. Тем не менее, терапия проводится без невыносимых ощущений и без ухудшения здоровья в долгосрочной перспективе.

В чем фокус: когда часть нашей души болит, боится, зла, застенчива, огорчается или испытывает какие-то другие чувства, это помогает открыть нам наши сердца так, как мы делаем это, когда плохо кому-то другому. Когда ребенок плачет, мы спокойно берем его на руки с любовью, мы не отправляем его в детскую, мы наклоняемся, поднимаем его и обнимаем. Когда друг страдает от хандры и переживает разрыв с любимой, мы слушаем его с открытым сердцем, позволяем себе немного почувствовать его или ее боль, и выражаем наше сострадание через слова и действия. Некоторым это нравится; другим – нет, некоторые хотят услышать слова утешения от нас; другие просто хотят, чтобы мы их выслушали.

Это же касается нашей собственной боли. Вообще, части нас, которые отвечают за боль, хотят быть замеченными, понятыми. Точно так же дети успокаиваются, когда их обняла мать, наша боль отступает, когда о ней заботятся. Большая часть психотерапии помогает людям проявлять свою боль в любви и удовлетворении. Но опытный психотерапевт никогда не подталкивает человека к болезненным переживаниям, а помогает человеку сохранять спокойствие, любопытство и сострадание; позволяя естественным образом проникнуть в сущность боли.

Когда психотерапевт направляет людей через процесс раскрытия своих сердец тем частям, которые несут крайние чувства или убеждения, терапия проходит безопасно в темпе, наиболее подходящем для них, и люди переходят на другую сторону своей боли, освобождаются от бремени, которое они несли, и чувствуют себя намного лучше.