Что нужно для любви?

Женя вошла в кабинет психотерапевта, села и заплакала. «Не могу поверить, что он не позвонил и не написал мне», — сказала она. Затем она описала стандартный случай: она познакомилась с Павлом в Интернете, и после активной переписки в течение нескольких дней согласилась встретиться с ним в кафе. Он действительно выглядел  как на фото. Она была в восторге. Она нервничала и пила слишком много. Они смотрели игру по телевизору, и он показался ей очень приятным. Когда он пригласил ее к себе, она подумала, почему бы и нет? Дома они продолжили пить, смотреть игру и дурачиться.

Следующее, что она помнит, это утро, и он собирается идти на работу. Он поцеловал ее и сказал, что действительно хорошо провел время. Это было во вторник. Сегодня пятница, и Женя в панике: Павел не связался с ней. Она не выдержала. Разве у них не было все хорошо? Разве она ему не понравилась? Она написала ему в пятницу утром, перед тем, как прийти на сеанс. Его ответ: «Привет, было весело. Занят на работе. Созвонимся».

Женя хотела знать, что психотерапевт думает об этом. Он был заинтересован? Он любит ее? Есть ли какой-то «правильный» ответ на его сообщение? «Я не могу поверить, что это происходит снова и снова», — сказала она. «Что со мной не так? Почему мужчины считают меня настолько непривлекательной и нежеланной? Что мне делать?»

   

Привычно для нашего общества возмущаться и осуждать поведение эгоистов. Однако, многие мужчины и женщины, которые хотят развивать отношения, находят партнеров или имеют собственные семьи, приходят в терапию из-за того, что слишком сосредоточены на альтруистическом посвящении себя партнеру. Все, что они хотят взамен — это чувствовать себя желанными. Они не думают о том, что может дать им общение с партнером, хороший ли это человек, думают ли он об их нуждах и можно ли ему доверять. Вместо этого они озабочены совсем другими вопросами: он позвонит мне снова? Понравилась ему моя внешность? Было ли ему приятно со мной в постели? Или: правильно ли я отреагировал на ее эмоции? Не показался ли я слишком отстраненным? Он спрашивал обо мне?

Общее у этих клиентов — это необходимость угодить другим, чтобы чувствовать, что они ценные, востребованные люди.

Все начинается с того, что когда мать улыбается ребенку, он, видя это внимание к себе, чувствует себя прекрасно. Если мать не отвечает на любящие жесты ребенка, ребенок начинает беспокоиться и пытается заставить мать ответить. Когда этого не происходит, ребенок может отказаться от попыток получить этот позитивный отклик от матери или может продолжить попытки привлечь ее внимание. В любом случае, ребенок в этой ситуации лишается опыта подтверждения своей значимости. Это может привести к перманентным попыткам получать подтверждение своей ценности и значимости, что приводит к ощущению отсутствия безопасности и поддержки у развивающегося ребенка.

В таких людях с течением времени потребность угодить приобретает наибольшую значимость с целью почувствовать, что они симпатичные, ценные люди. Когда они встречают значимого для них человека, в них возрождается детская потребность угодить ему во что бы ни стало. Нереализованная детская потребность получить позитивный отклик от матери, удовольствие и радость, которые мать не смогла обеспечить, переносится на другого значимого человека.

Стремление угодить другим может быть успешно реализовано, но плата за это высока: задержка в развитии отдельного индивидуального «я», потеря самоощущения – кем индивид является, что ему самому нравится, чего он сам хочет. Высокая цена — это отсутствие голоса, который выражает желание и способность человека говорить «да» или «нет». Не зная, чего он хочет, сложно сказать «да». Еще более разрушительно отсутствие возможности сказать: «Нет, вы не можете обращаться со мной таким образом» или «Мне нужно больше от вас», или «Я хочу равноправия», а отсутствие этого отдельного, развитого «я» означает, что вопросы о потребностях, предпочтениях и желаниях не рассматриваются. Человек фокусируется почти полностью на реализации того, что требуется, чтобы угодить другому, чтобы чувствовать себя ценным.

Люди, которые сосредоточены на том, что должны угодить другим, редко задумываются, нравится ли им самим что-то другое. Это, как правило, не имеет значения. В этой динамике есть определенная безопасность; когда чувство собственного достоинства основывается на оценках других, и таким образом можно добиться положительных результатов, скорее всего, не будет никакой критики, и можно избежать плохих чувств по отношению к себе. Обычно им в голову не приходит, что другой человек может быть ограниченным или не исключительным.

Взгляд на самого себя и другого — черно-белый. Мне нравится она, и это означает, что я — хороший, привлекательный, потрясающий человек. Или, я не люблю ее, и я, следовательно, никому не симпатичный или стоящий человек. Такой подход делает ставки высокими, и необходимость быть любимыми, усиливается до тех пор, пока их не полюбят назначенные значимые люди.

При знакомствах для многих людей-«угодников» существует своеобразный шаблон — это встреча с человеком и следующая за этим паника, если этот человек не отвечает быстро или определенным образом. В основе паники лежит вопрос: любит ли он меня, желанна ли я? Когда отказ кажется «угоднику» вероятным, у него часто возникает страх от опустошения, как если бы ему сказали, что он или она является человеком с фундаментальным, неустранимым дефектом. При этом он может быть неспособен понять, что просто не является подходящим типом для другого человека, или что другой человек может быть занят на работе или у него есть другие обычные причины отказаться от встречи.

   

Трудно понять, что это «угодник» наделил другого человека полномочиями оценивать его, и ему не приходит в голову, что другой человек может ошибаться или иметь предпочтения, которые в данном случае не привели к этому выбору. Зато «всемогущий» другой способен как никто заставить его или ее чувствовать себя нежелательным, брошенным, никчемным.

Как мы видели в случае с Женей, интенсивная потребность в любимом может привести к большой боли, поскольку не всегда легко получить от другого отклик, который мы желаем. Для развития чувства собственного достоинства работа с психотерапевтом может стать мощным противоядием. В процессе человек начинает думать о том, что нравится или не нравится ему самому, а не о том, что кто-то об этом  подумает, и не о том, что он должен сделать, чтобы произвести впечатление на кого-то другого. Вопросы, которые приходится решать с людьми, сосредоточенными на том, что хотят другие, звучат примерно так: Что нравится мне? Чего хочу я?

В психотерапии требуется время, чтобы развить способность размышлять, самостоятельно анализировать и рефлексировать. Цель состоит в том, чтобы выяснить все прекрасные составляющие того, кто мы и что мы делаем. Для ее достижения необходимы эксперименты с новыми вещами: новыми людьми, работой, учебой, чтением, путешествиями, спортом, искусством, новыми мыслями, новыми чувствами. Речь идет о вовлечении в процесс индивидуализации и становления вашей уникальной самости. Когда мы разрабатываем уникальные «я», мы развиваем способность находить различия. Мы не такие, как все. Некоторые люди будут восхищаться нашими особенностями, некоторые будут критиковать. Невозможно всегда получать положительные отзывы. Но, когда отклик не радует, эго усиливается, и должно приходить к осознанию, что критика заключается не в определении нашего характера как хорошего или плохого. Понятно, что кому-то не нравится то, что мы делаем или он даже не любит нас. Освобождение в том, чтобы быть способным терпеть, когда не нравишься. Реальность такова, что даже самый опытный «угодник» не может нравиться всем. Когда вы научаетесь терпеть негативные чувства других людей, вы получаете пространство и свободу, чтобы развиваться, оставаясь самим собой и принимать себя как несовершенных, но привлекательных и желательных.